КУДА ИДЕМ?

КУДА ИДЕМ?

— Если постоянной головной болью русской интеллигенции был вопрос «Что делать?», то среди активистов еврейского движения в Украине постоянно дискутируются проблемы иные: «Куда идем?» и «В нужном ли направлении шли раньше?».
 
— Я думаю, мы находимся сейчас на определенном этапе развития общины. Если кратко охарактеризовать историю последних десяти лет развития еврейского движения в Украине, то можно обозначить несколько этапов. Первый относим к периоду где-то между 1988 и 1992 годами. Этот период прежде всего характеризовался стихийным созданием массы еврейских клубов, организаций, обществ культуры. Сферы деятельности были ограниченные. Они проявлялись в основном в празднованиях еврейских красных дат календаря, организации каких-то курсов, кружков по изучению иврита. Но не было ни профессионального опыта, ни собственных средств, работали на энтузиазме. И, к слову, энтузиазм — это именно то, что наиболее точно характеризует первый этап. В те годы мы отдали дань романтике.
Будни начались позднее, когда еврейские общественные структуры стали меняться по форме и содержанию. И одним из важнейших факторов перехода к новому этапу стало активное присутствие в Украине Джойнта, Сохнута и других международных еврейских организаций. Заметно энергичнее стало работать и посольство Израиля.
Главное, что характеризовало второй этап нашего роста—это появление профессионалов во многих областях еврейской жизни и культуры. Учителя, менеджеры, работники патронажной службы, специалисты по реституции еврейской собственности. В эти же годы ряд писателей, искусствоведов, ученых, евреев по происхождению, но прежде вполне индиферентных к иудаике, начинает интересоваться историей и культурой своего народа и активно включаются в работу. Как грибы после дождя, в те годы стали появляться еврейские театральные и музыкальные коллективы, в рядах которых тоже были профессионалы высокого уровня.
Мне кажется, Ваад еще в 1991 году первым среди общественных организаций того времени уловил суть происходящих перемен. Ваад начал активно сотрудничать с Сохнутом, Джойнтом, посольством и как раз благодаря этим контактам он и мог повышать профессионализм своих работников. Осознав важность профессионализма, Ваад создал лидерские программы и провел ряд семинаров, программа которых включала овладевание навыками фондрейзинга, дала знания о еврейском мире.
Весьма важным было и то, что в это время происходили попытки объединения еврейских организаций между собой. Тогда же, слава Б-гу, начали прекращаться «еврейские войны» между крупными организациями.
 
— И благодаря чему наступает мир?
 
–– Думаю, пришла зрелость. Некогда воевать, когда началась серьезная работа, требующая сосредоточенности, знаний, опыта, средств для решения профессиональных задач. И все это относится к рубежу 93-95 годов.
Тем временем, чуть позднее начинается любопытная картина. С одной стороны, еврейская община укрепила свои ряды не только общественниками, но и профессионалами хорошего уровня, а значит подняла свой авторитет. С другой—международные еврейские организации стали еще активнее работать в Украине. А так как их финансовые возможности оказались несравненно выше, то они попросту стали переманивать воспитанных общиной профессионалов в свои рабочие структуры. И, к сожалению, весьма успешно. Я сейчас даже не говорю об этической стороне дела. Речь о том, что примерно к началу 1997 года у нас, я считаю, уже сформировалась община. Немало знающая о еврействе, умеющая работать во всех сферах еврейской жизни, но не имеющая серьезных финансовых средств, чтобы вести свою собственную линию без оглядки на международные организации.
 
— А что вы, собственно, понимаете под общиной?
 
–– Те более 200 еврейских организаций, которые существовали к этому времени и уже могли выражать интересы украинского еврейства. Их задача — и вчера, и сегодня — помочь пережить евреям Украины сложные времена, в которые они живут. А сделать это с вечно протянутой к международным организациям рукой –– нельзя.
Вот почему, как естественное продолжение событий, характерное для всего еврейского мира, назревал третий этап развития, на котором свое слово наконец-то должны были сказать крупные еврейские бизнесмены, люди влиятельные и в политической жизни страны. Увы, и об этом надо обязательно сказать, все годы развития еврейского движения в Украине эти люди практически стояли от него в стороне. Хотя попыток привлечь их к еврейству было немало. Очевидно, как сказано в Священном писании, всему свое время. Все равно к этому нужно было прийти.
Во всем мире сегодня — серьезные еврейские структуры имеют во главе крупных бизнесменов, которые находят время, желание, энергию и готовы дать деньги для того, чтобы что-то значить в еврейском мире. На протяжении последних мы вместе с главным раввином Украины Яковом Блайхом, понимая эту логику жизни, пытались найти таких людей в Украине. Проводили время от времени различные переговоры с видными бизнесменами Суркисом, Бродским и с другими. С тем же господином Рабиновичем я говорил еще в сентябре девяносто шестого года, то есть за полгода до создания Всеукраинского Конгресса. Определенная тенденция уже была, и не только мы это понимали, понимал и раввин Моше Асман, и другие. Правда, не все еврейские руководители, а мы обсуждали это между собой, были готовы подвинуться и уступить место лидеров бизнесменам. Эта необходимость оспаривалась еще в апреле прошлого года, когда создавался ВЕК. Сейчас уже многие как бы успокоились.
Итак, бизнесмены пришли в движение. Это, конечно, прежде всего — Всеукраинский еврейский конгресс, возглавляемый Вадимом Рабиновичем. Это еврейский фонд Украины (президент Александр Фельдман). Он возник приблизительно в это же время. Что очень важно, в 1997 году преобразовалась и киевская городская еврейская община, создавшая попечительский совет, в который входят крупные бизнесмены. Активисты подвинулись и «верхний этаж власти» уступили. Аналогичные процессы проходили и в других городах: Днепропетровске, где раввину Шмуэлю Каменецкому удалось собрать вокруг общины ряд известных бизнесменов. В Одессе местному раввину Шаю Гиссеру тоже многое удалось. Как говорится, процесс пошел. И мы можем с полным на то основанием сказать, что новый этап нами не придуман. Он реально существует. И одним из его признаков является сближение позиций многих еврейских организаций, понимающих, что им нечего делить, не за что друг с другом воевать. А лучше всю энергию тратить на создание сети мощных финансовых структур, которые могли бы обеспечить еврейской общине Украины подлинную независимость и самостоятельность.
Вместе с тем, нашим бизнесменам еще не хватает знаний еврейского мира, процессов, происходящих в нем, и, что говорить, наработанных нами годами связей с международными организациями. Вот почему на данном этапе весьма важны постоянные контакты и обмен мнениями между людьми, много лет возглавляющими общественные организации, и новыми лидерами из мира большого бизнеса. Исходя из этого, в сентябре прошлого года нами был создан Координационный совет еврейских организаций, куда вошли президент ВЕКа Вадим Рабинович, председатель Еврейского совета Илья Левитас, глава объединения религиозных общин раввин Яков Блайх и я как председатель украинского Ваада, Я надеюсь, этот неформальный, но влиятельный совет будет и впредь способствовать тому, чтобы наше движение продвигалось в полезном для евреев Украины направлении. А я вижу этот путь в демократическом объединении всех организаций в единую общину, но никак не в подчинении их какой-либо одной организации или одному человеку. Это, как говорят в одном городе у моря, «две большие разницы». Только община, а не одна из организаций, пусть и самая богатая, должна представлять евреев Украины в мире. Я полагаю, это единственная верная для нас дорога.
 
Вёл беседу Михаил Френкель
«Голос», №203 от 22-28 марта 1998 г.