Ответы Иосифа Зисельса на вопросы редактора международного еврейского агентства новостей JNS.org. Алины Даин Шарон

Киев. 5 декабря 2013 года. 

Как председатель Ассоциации еврейских организаций и общин (Ваада) Украины, какова Ваша официальная позиция по поводу массовых протестов?

Прежде всего, хочу отметить, что у меня есть только одна позиция практически по каждому из вопросов, представляющих общественный интерес, и в ней совпадают и официальная, и неофициальная точки зрения. В случае, когда недемократическая власть обманывает свой народ и своих партнеров по переговорам, я считаю вполне оправданными массовые гражданские протесты, вплоть до кампании гражданского неповиновения с единственным условием: эти протесты должны прямо не противоречить Конституции страны.

 

2.  Думайте ли вы, что Украинское правительство сделало правильное или неправильное решение не подписывать соглашение ЕС? Почему?

Я бы не стал акцентировать внимание на действиях правительства, так как в Украине все основные решения принимает один человек – президент. Именно на президенте лежит ответственность за решения, правительство же только исполняет волю президента.

Вопрос не в том, правильно ли выбрано решение, я вполне допускаю, что могут возникнуть обстоятельства, которые не позволяют подписать важное соглашение именно сейчас, и приходится отложить это подписание на более поздний срок.

Вопрос в другом, президент Украины, судя по всему, и не собирался подписывать соглашение с ЕС, а просто вводил всех и внутри страны, и ЕС, и Россию в заблуждение, стараясь побольше выторговать помощи за свою политику.

Я, например, уже за два месяца до вильнюсского саммита знал о реальном сценарии неподписания соглашения с ЕС.

Я убежден, что Украине жизненно необходимо подписание соглашение с ЕС ради ее будущего. Украина, в силу ее исторических и прочих особенностей, имеет двойственную идентичность: у половины населения доминирует европейская составляющая, у второй половины – евразийская. Я уверен, что последовательные неспешные действия по интеграции Украины в европейское идентификационное пространство, со временем, ослабят эту двойственность и позволят Украине, наконец, прервать череду трагедий ее истории и стать стабильной европейской страной. Все это очень непросто, но у Украины есть, шанс зажить нормальной, достойной экономической и демократической жизнью европейских стран со всеми их достоинствами и недостатками.

Таким образом, не решение надо оценивать с точки зрения: правильно или неправильно поступило правительство, а поставить вопрос иначе: правильно ли было президенту обманывать всех и, прежде всего, свой народ в имитации желания подписать соглашение с ЕС. Уверен, вопрос – риторический.

 

Как вы думаете, как было бы лучше именно для еврейской общины Украины, если страна согласиться на предложение ЕС или войдёт в Евразийский таможенный союз? Почему?

Около 20 лет назад в одной из своих статей я написал эпиграф: «Не может быть благополучной общины в неблагополучной стране».

Из моего ответа на предыдущий вопрос ясно, что я считаю во всех отношениях лучшим решением и для Украины в целом, и для ее национальных меньшинств, и, в частности, для евреев Украины  – вступление Украины в ЕС и неизмеримо худшим - решение войти в Таможенный союз.

Прежде всего, взвешивая мнение еврейской общины (а внутри общины существует масса мнений, вплоть до противоположных) необходимо, по моему убеждению, оценивать общий контекст. Евреи Украины не могут решать свои вопросы и проблемы, абстрагируясь от Украины в целом. Поэтому, евреи должны спросить себя о том, что лучше для Украины и ее граждан: ЕС или ЕАТС, причем, прислушаться не так к своему субъективному мнению по этому вопросу, а к мнению большинства граждан Украины, чего хотят граждане Украины. Сегодня многие социологические исследования показывают уже заметное преобладание количества граждан Украины, стремящихся в ЕС, чем в ЕАТС и с каждым годом эта разница все более увеличивается.

Сравнивая жизнь еврейских общин в ЕС и ЕАТС, мы должны отметить, что картина неоднозначная: у еврейских общин в ЕАТС сегодня нет особо острых проблем с антисемитизмом и с дискриминацией, им, в основном, не мешают заниматься своей культурой и религией, но отсталый экономический уровень стран ЕАТС и отсутствие правового пространства не позволяет указанным общинам решать проблемы сохранения культурного наследия, реституции еврейской общинной и частной собственности, собирания средств на свою уставную деятельность, что вполне удачно решается в странах Восточной Европы, вошедших за последние 20 лет в ЕС.

Очень важен также фактор нестабильности политической и экономической ситуации в ЕАТС, опасность использования «еврейской карты» авторитарными режимами в ЕАТС, особенно в предвыборные периоды.

Евреи Украины, впрочем, как и в иных странах, должны решать свои вопросы и проблемы с учетом многих иных важных факторов, но, не руководствуясь исключительно своими национально-эгоистическими соображениями.

 

Я знаю, что есть несколько еврейских организаций в Украине, которые могут иметь разные позиции по этому вопросу. Но с какиме мнениями столкнулисъ вы? (не только в вашей организации).

Наличие разных мнений как у различных организаций, так и внутри организаций – вполне естественный процесс.

В авторитарных системах евразийского пространства, включая посткоммунистические страны Восточной Европы – это прежде всего вопрос личных убеждений и мнений лидеров различных еврейских организаций. Только наличие равновесия в системе многих организаций позволяет увидеть весь спектр таких мнений.

Например, после кровавого разгона специальными отрядами милиции в ночь на субботу 30 ноября мирного митинга в центре Киева, когда пострадало от избиений милиции не менее 35 человек, только одна из 15-20 всеукраинских еврейских организаций (Ваад Украины) осудила силовые действия власти против мирных демонстрантов. Значит ли это, что остальные организации поддерживают силовые действия? Конечно же, нет!

Для того, чтобы разобраться в этом непростом вопросе, следует, прежде всего, хорошо разобраться в особенностях идентичности еврейских социумов в условиях Диаспоры (Галута), в странах с остатками тоталитарного и авторитарного прошлого. В таких странах на протяжении последних сотен лет проживания евреи приобрели особые отличительные черты своей идентичности, поскольку форма еврейской идентичности, намного подвижнее, чем ее содержание (законы, обычаи, религия). Форма идентичности зависит во многом от окружающего евреев иного социума, евреи адаптируют форму своей идентичности в сторону схожести с окружающей идентичностью, т.е. приспосабливаются, чтобы выжить. В авторитарных и тем более в тоталитарных условиях евразийского пространства еврейские общины ориентировались, прежде всего, на лояльность к центральной имперской власти (император, царь, султан, генеральный секретарь, президент), часто входя при этом приспособлении в противоречие с социальными и национальными протестными  движениями (в Польше, в Украине, в странах Балтии, на Южном Кавказе). Остатки этой идентичности присутствуют в наших общинах еще и сейчас, особенно, в среде старшего поколения. Мы стараемся не акцентировать внимания на указанных противоречиях между поколениями и группами разных убеждений, так как общину, прежде всего, связывают национально-религиозные факторы, но не политические и идеологические. Но иногда, в острые моменты истории, перед евреями и их общинами встает непростой выбор, с кем они: с авторитарной властью или с демократической частью общества, стремящегося в европейское экономическое, политическое и, даже оборонное, пространство. Мы бы не хотели, чтобы такой выбор ставил общину на грань раскола, но еще меньше я хочу, чтобы община противопоставляла себя будущему страны, в которой она вполне комфортно проживает.

 

Знаете ли вы, что  евреи участвуют в указанных протестах в значительном количестве?

Да, евреи Украины участвуют в протестных акциях, но не как община, а как граждане Украины, которым надоели циничные действия власти и они не боятся, как и другие сотни тысяч митингующих, эти чувства к власти афишировать и подкреплять протестными действиями. Я сам, моя бывшая супруга и младшая дочь участвуют в описанных протестных акциях, то же делают некоторые мои еврейские друзья и знакомые. Невозможно выявить статистику участия евреев в протестных акциях, так как каждый принимает решение об участии индивидуально, контактируя при этом только со своими родственниками и друзьями. Общинные структуры их к этому не призывает, но и не отговаривает, это вообще иная, гражданская плоскость их существования. Не думаю, что бОльшая часть 300-тысячной еврейской общины Украины участвует в протестных акциях, но верю, во-первых, что еврейская молодежь участвует чаще, чем люди пожилого возраста, а во-вторых, что, как и в иных активных действиях, направленных на демократизацию общества, евреев непропорционально много.

Например, еврейское население Украины составляет примерно 0,7% от всего населения Украины, а в парламенте Украины не менее 10% граждан Украины, имеющих еврейские корни, т.е. – это часть тех самых 300 тысяч, которых мы причисляем к еврейской общине даже, если они не афишируют свое еврейство.

Я уверен, что даже небольшое количество евреев, которые не боятся участвовать в массовых мирных протестных акциях, вполне в глазах сознательных украинцев уравновешивают остальную бОльшую часть общины, которая по различным соображениям не участвуют в волеизъявлении народа Украины.

Источник: http://www.jns.org/latest-articles/2013/12/8/the-ukrainian-protests-from-a-jewish-perspective